В Артемовске 92-летний ветеран получил от государства новенький автомобиль «Джили»

Фронтовик Николай Вольвач ждал автомобиль, выделенный по государственной программе, несколько месяцев. Жизнь ветерана с рождения связана с Артемовском, отсюда он в 1939 году уходил в армию и сюда вернулся после войны, а потом в 1991 году приехал из Кишинева, где прожил больше 20 лет. 

проекция логотипа авто

«Автомобиль я ждал несколько месяцев, и уже потерял надежду. Со мной переживали и работники Управления труда. В июне мы вместе сдавали на металлолом «Запорожец», на котором я ездил с 1991 года. Крыша была как раз над головой, и стоило мне вздохнуть, я в нее упирался, но мне жаль было его отдавать. Он прошел только 35 тысяч километров, а по существу – это только обкатка. Где только я на нем не бывал – самая длинная поездка «Кишинев-Артемовск» - рассказал корреспонденту сайта 06274 Николай Вольвач.

IMG_0492

 На любимом «Запорожце» Николай Самуилович ездил к детям в Кишинев.

Когда Вы получили водительские права?

В 1946 году. Сначала ездил на мотоцикле, затем - на «Москвиче», «Победе» и «Жигулях», а в последнее время - на «Запорожце». За руль нового автомобиля сажусь впервые.

IMG_0493

 Редкий снимок фронтовых лет из альбома полковника в отставке Николая Вольвача, сделанный в 1944 году.

На войне приходилось водить?

Один раз. Дело в том, что я служил в пехоте. Я счастливчик. Представьте себе, всю войну был на передовой под огнем, с первого дня войны до апреля 1945 года. От рядового солдата дошел до командира батальона. Получил семь ранений, два - серьезных, а остальное лечил при штабе. Так вот, при форсировании Одера после освобождения Варшавы и Гданьска, мы захватили немецкий трехколесный автомобиль. Я как комбат сел за руль, а ездить-то не умею, на какие педали давить не знаю. Наехал на палатку связистов, все схватились за оружие, увидев немецкую машину, но потом признали меня и дружно посмеялись.

А чем занимались после войны?

Меня отправили в отпуск в 1945 году за 70 километров от Берлина, под Браниславой, после тяжелого ранения. Я ехал на повозке впереди батальона и рассматривал карту, чтобы определить наше местоположение, когда в пулемет на нашей повозке упала «комета». Щит от пулемета отлетел в меня сзади в плечо и перебил мне все кости, я упал с повозки и услышал: «Комбата убило!». Потом меня понесли на перевязку. Никто не знает, что это было за оружие, но что удивительно, рядом шло человек сорок, ездовой, лошади, но от выстрела пострадал только я. Если бы это был снаряд или фаустпатрон, задело бы еще кого-то. До сих пор никто не может объяснить, что это было. Хотели отрезать руку, но я ее сохранил, хотя она очень слабая.

Из-за травмы пришлось изменить профессию: после ранения рука не работала, чертить я не мог. До войны я поступил на первый курс Сталинского горного института, но вернуться туда не смог. В 1946 году поступил в Харьковский юридический институт, после окончания которого 12 лет работал криминалистом в Одессе и 17 лет в Кишиневе, куда меня пригласили создать криминалистическую лабораторию. Я очень любил свою работу, у нас была очень сложная аппаратура, на которой мы делали различные экспертизы.

Как Вы оцениваете отношение современного общества к ветеранам?

Плохое отношение. Вчера хотел принципиально бесплатно проехать в маршрутке, меня выгнали. Молодежь ничего не знает о войне. В обществе царит безразличие, подавленность, малообразованность. Даже когда я в 50-х годах приехал по распределению в Одессу, пришел попросить квартиру (у меня уже было двое детей) в исполком, нам не помогли, отправили в министерство юстиции. Такое отношение было до 60-х годов. Мы приходили с войны, у нас не было никаких льгот. Я понимаю - было не до нас, нужно было восстанавливать страну, но в принципе ситуация не очень изменилась. Мне иногда приходилось встречаться с советскими руководителями, которые говорили: «А что, я вас отправлял воевать?» Услышать от представителя советской власти такие слова… Хотя ко мне в городе относятся хорошо, мэр поздравлял меня с 90-летием. У нас хороший совет ветеранов.

IMG_0495

 Вольвач с подругой фронтовых лет, которая после войны стала женой и матерью его детей.

Машину Вам уже подарили, а чего бы пожелали еще?

В Донецке хотят издать книгу, воспоминания ветеранов о Великой Отечественной войне, я туда писал статью. Хочу, чтобы она вышла в свет. Хочу увидеть, как мои дети и внуки будут счастливы. У меня трое детей, восемь внуков и девять правнуков. Мечтаю еще раз поехать в Кишинев к детям. Надеюсь, что мой внук меня отвезет.    

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции